Алекс Драйвер (aleks_driver) wrote,
Алекс Драйвер
aleks_driver

Category:
  • Music:

Ещё один рейс

4 - 8 мая. Псков - Санкт-Петербург - Дмитров - Москва - Калуга - Гагарин - Псков. Четверо суток, девять точек, 2400 км.

Задание в этот раз было несложным. На сломанной машине дойти до Питера, заменить там сломанный лист рессоры, оттуда уйти под Дмитров, загрузиться там, прийти в Москву, забрать груз ещё на четырёх точках, оттуда – в Калугу за мотоблоками, оттуда – в Гагарин за сельхозтехникой. Оттуда – домой. На всё про всё – четверо суток.

На Питер выезжал, толком не отдохнув. Весь предыдущий день провозился с машиной, ремонтируя многочисленные мелкие «косяки». Было ясно, что в абсолютную исправность её не привести (для этого Atego нужно загонять в сервис-центр недельки так на три-четыре) – поэтому пытался сделать хотя бы то, что влияет на безопасность движения.

Плюс – состоялся тяжёлый разговор с начальством, во время которого друг друга мы так и не поняли. Я говорил, что у меня уже нет сил ремонтировать разваливающуюся машину, причём ремонтировать не между рейсами, а вместо рейсов. Меня же обвинили в недостаточном желании и отсутствии рвения, приведя в пример одного из наших постоянных наёмников, у которого MAN 1986-го года ходит постоянно, а моя машина 1999-го столь же постоянно ломается.
Конечно, с точки зрения начальства всё выглядит безупречно, особенно потому, что деньги на запчасти (только новые и оригинальные) ведь отпускаются всегда в полном объёме и по первому требованию. Между делом меня спросили, почему я позволил себе отдых и не вышел на ремонт 1-2 мая, а 3-го вышел всего на 2,5 часа – тогда как те же частники не знают выходных, зато в рабочие дни машины у них всегда на ходу. Кроме этого, спросили также и о том, могу ли я обещать, что предполагаемая новая машина не будет «сыпаться» так же, как и старая?..
Отвечать на всё это было… не то, что бы нечего, а уже как-то бессмысленно. Поэтому разговор закончился чем-то вроде предупреждения о неполном служебном соответствии – с таким напутствием и ушёл в очередной рейс.

На Питер из Пскова выезжают обычно в три-четыре часа ночи, чтобы утром быть на месте. Я же выехал с запасом времени в два часа, так и не ложась спать после дня ремонта и ругани. Понятно, что сил надолго не хватило – и через 200 км, в Рождествено, я стал вырубаться совсем. Полтора часа сна плюс кофе помогли хотя бы частично восстановиться – в результате дошёл до фирмы «Гефест», что в Шушарах, даже раньше намеченного – с часовым запасом. Ещё час сна – и в ремзону я въезжал практически свежий.

Фирма «Гефест» - сколько ни попадаю туда – каждый раз радует. Это я серьёзно, без иронии. Занимается она исключительно ремонтом и заменой рессор и их отдельных листов. Причём делает это профессионально, очень быстро, да ещё и в наличии у них практически всегда есть рессоры на большинство машин (в том числе – и на джипы), а если нет – они могут их изготовить и сами (реклама-с! ).

Мне есть с чем сравнивать. Помню, когда я ещё только принимал Atego – там сразу нужно было менять лист задней рессоры. Вдвоём с механиком мы провозились тогда два дня! А в «Гефесте»?

Заехал я (и ещё три машины) на территорию базы ровно в девять, в сопровождении мастера. Он сразу же указал, какие машины заезжают в ремонтный бокс, а каким нужно подождать. Мою загнали на ремонтную яму одной из первых, в 9.10. Сразу же, без раскачек и перекуров, под неё залезли двое слесарей. В 9.25 рессора была уже снята, в 9.50 (я следил по часам) перебрана (был установлен новый лист), в 10.15 установлена на машину, в 10.20 я выехал из бокса, а в 10.35 – закончил официальное оформление и оплату ремонта. Итого – полтора часа на всё! Конечно, стоило это – 11 тысяч рублей, включая то, что все материалы – их. Зато – качество: перетягивать гайки после них не приходится (пневмоинструмент – сила), да ещё – уже четвёртый лист ставим у них, и если какие-то листы рессор и ломаются, то оригинальные, а те, что ставили в «Гефесте» - так и ходят.

… От Питера до следующей точки погрузки под Дмитровом (к северу от Москвы) оставалось 700 км. И, хотя из Питера выехал намного раньше, чем рассчитывал, было ясно, что в дневное время на погрузку туда не попасть.
Но тут я подумал: фирма «Алюмет», куда еду – одна из немногих наших поставщиков, которые не просто продают товар (в данном случае – алюминиевые лестницы-стремянки), но и сами его производят (погрузка производится непосредственно из производственного цеха). А производство у них – круглосуточное. Но, в таком случае – почему бы и не загрузить меня ночью, если фирма – открыта, люди – на рабочих местах, в том числе и те, кто имеет право отгружать товар?..
Поделился идеей с начальством; вскоре мне перезвонили и сказали: мое прибытие будут иметь в виду, остальное будет зависеть уже от личных контактов и умения убеждать. Ну, уже кое-что…

Рассчитывал доехать до Дмитрова где-то к полуночи – но даже этого не удалось. Движение по трассе Питер – Москва днём весьма плотное, да ещё по Ленинградской – Новгородской областям полно засад. По рации сыпались предупреждения: в Ульяновке машинка работает, ещё стоят – в Ушаках, в Померанье, в Спасской Полисти… В Мясном Бору – какое-то мероприятие, толпа народу, там так и так нужно было ехать медленно…

Где-то в тех местах улыбнуло название кафе: «Вдали от жён» . Вот для обеда было рановато, а то бы заглянул. Из чисто спортивного интересу, конечно .

А перед Кузнецовкой началась очередная колейка из-за серьёзной аварии. Потерял минут сорок, движение шло по левой полосе. Аварию мельком глянул: снова две фуры, по разные стороны трассы, похоже – лобовое. От удара машины разнесло по разные стороны трассы, между ними – смятый ком железа, когда-то бывший легковой иномаркой… Насчёт грузовых говорили – люди живы, насчёт легковой – никто не в курсе…

С наступлением тепла трасса понемногу забивается дачниками – даже днём, даже в рабочие дни. Всё больше машин с привязанным на крышу скарбом, с разными саженцами в салонах, с дачным инструментом… И конечно, подавляющее большинство – с питерскими и московскими номерами.
Как водитель, дачник не выдерживает никакой критики. Все его мысли уже на участке, ему нужно туда доехать, а как – это уже дело десятое. Поэтому для них норма – выехать с поворота (с обочины) перед несущимся грузовиком, 2-3 минуты устраиваться в полосе, не обращая внимания на визг тормозов над головой и всё это время идя со скоростью 40, и лишь потом потихоньку увеличить скорость до 60. Того, что здесь, рядом с ним (и вокруг него) идёт основной грузопоток из Питерского порта (Скандинавии) в Москву и далее на восток страны – он не видит и видеть не хочет. Как, к сожалению, не слышит и всех эпитетов, раздающихся по его адресу в эфире. А узкая, трёхполосная трасса не даёт возможностей для маневра…

Традиционно ужинаю в Киселёнке. Кстати, считаю, зря ругали на dalnoboi.ru эту точку – мол, и еда так себе, и официантки хмурые. Не знаю, не знаю, может, у меня требования низкие, но как раз еда там мне нравится, и разогревают нормально. А официантки… они не мрачные, они замудоханные работой просто. Место известное и круглосуточное, там столько народу кушает, попробуй всех обслужи… И – по-человечески к ним надо; скажешь спасибо – улыбаются…

Выхожу – уже темнеет. Осматриваю машину, меняю две сгоревшие лампы (основную и в габаритах; вот чем ещё хороша Киселёнка – лампы и всякую автомелочь можно купить и прямо в столовой, не говоря уже о нескольких отдельных магазинах запчастей), трогаюсь дальше. Вопреки воле навигатора, непременно желавшего протащить меня через все светофоры города Клина, ухожу с трассы раньше – в Спас-Заулке. Обходной дорогой выхожу на Сто Седьмую и иду в сторону Дмитрова. Уже совсем стемнело, и, петляя по узкой, слабо освещенной дороге, расходясь в сантиметрах от проносящихся навстречу фур, приходится держаться в постоянном напряжении.

Добираюсь до базы в паре километрах от Дмитрова (в сторону Шелепина) уже в час ночи. Аккурат в этот же момент в ворота заходит волгоградская фура – с алюминиевым профилем, на разгрузку. Проскакиваю вместе с ней в ворота, нахожу старшего. Меня сразу предупреждают: ночью здесь никого не грузят. Начинаю забалтывать: да чего там, да у меня тут мало, да не ждать же до утра, надо ехать дальше, и т.д. Смотрим накладные – действительно, всего ничего, полсотни стремянок… Только из-за малого количества отгрузить меня соглашаются. Ура!

Гружусь стремянками, благодарю людей, выезжаю в два ночи за ворота. До следующей точки погрузки в Щёлково (которая откроется в девять утра) – около 80 км, но дороги свободны. Решаю не крутиться по окрестностям, а попросту дойти до Москвы по Дмитровскому, там по МКАДу до Щёлковского и там до места. Спать пока не хочется.

Дохожу до Москвы. Дороги действительно пусты, светофоры в Долгопрудном не работают. Проскакиваю по МКАДу до Щелчка, поворачиваю в сторону области; понемногу начинает наваливаться сон. В кабине ничего съестного (что-нибудь жевать в таких случаях здорово помогает), проезжаю мимо киосков, но почему-то не заставить себя остановиться. В Щёлково въезжаю уже почти на автомате. По длинной Советской улице (переходящей в Заводскую) «иду по приборам» - больше не визуально, а по памяти тормозя перед многочисленными «лежачими полицейскими». В половину четвёртого – перед воротами нужной мне базы. Переговариваю со сторожем – здорово, меня пускают на территорию (это большая редкость в Москве и Подмосковье), на всякий случай сразу ставлю машину к дверям склада, сам – в спальный мешок, и выключаюсь моментально. Ещё бы, с момента пробуждения перед воротами питерского «Гефеста» и до сих пор – 19 часов работы…

Просыпаюсь утром около девяти. Рядом уже разгружают липецкую фуру (база – филиал завода «СтройМаш», производящего бетономешалки в г. Лебедянь Липецкой обл.). Впрочем, в очереди стоять не приходится: «СтройМаш» - один из наших постоянных клиентов, меня там знают хорошо и задерживать просто так никогда не будут. Так и есть – начинаем грузить машину параллельно с разгрузкой фуры. Заказ здесь большой – всего не забрать, но есть распоряжение – выбрать количество бетонок с учётом того, чтобы поместилось всё с остальных точек. Прикидываю, сколько где и чего грузить, забираю четыре больших бетонки и тринадцать маленьких (как оказалось позже, расчет был идеален – на последней точке последние коробки с трудом затолкали в машину, но всё же затолкали).

Задание по Москве на этот раз достаточно лёгкое – три точки в Подмосковье, по внешнюю сторону МКАДа, и лишь одна в городе, да и то недалеко от Кольца – на Верейской. Срезая расстояние, ухожу из Щёлково пригородной дорогой на Ивантеевку, выбираюсь на Ярославское шоссе, а с него – снова на Сто Седьмую и – вокруг Москвы до Никольского. И всё бы хорошо, но вот только машина – с её «городским» двигателем - совершенно не тянет в горки, коими изобилует северное Подмосковье. В результате – чего очень не люблю – приходится собирать за собой неслабые колейки, терпеливо ждущие, когда представится возможность обгона. А на узкой 107-й таких возможностей крайне мало…

Дохожу до Никольского. Стандартная для Москвы-Питера картина: новенький погрузочный терминал в чистом поле, бездельничающая охрана, русские вальяжные кладовщики и толпа «джамшутов» в качестве дешевой рабсилы. Несколько машин грузятся, впрочем, меня и тут не задерживают: наш заказ уже готов и собран, осталось только погрузить и подписать уже готовые документы. Быстро закидываю в кузов коробки с погружными насосами, расписываюсь, трогаюсь дальше; вся погрузка – 20 минут. Люблю такие фирмы.

Следующая точка – терминал «Шерризон», Шереметьево-1. Небольшая пробка на пересечении 107-й и Ленинградского шоссе. Как это часто бывает, в эфире сразу же – встревоженный гвалт и паника: что, где, почему, надолго ли… Всё чаще замечаю: подобная паника «ну, вы попали!», «ложитесь спать, ребята, завтра поедете», и т.д. – на деле оборачивается 10-15-ти-минутной задержкой, и не более… Как и сейчас: за 15 минут прохожу перекрёсток, дальше в сторону Москвы никакой обещанной колейки не обнаруживаю вообще… На «Шерризоне», как обычно, оформление пропуска на вход (два поста охраны с четырьмя здоровыми как лоси, бездельничающими мужиками, два бланка пропуска, отдельный пакет накладных для выноса/вывоза товара с территории, сдающийся охране) занимает больше времени, чем получение товара…

По Ленинградке дохожу до МКАДа, захожу на внешнее кольцо. Да, сегодня мне везёт. Внешка от Ленинградки до Можайки – пуста, внутреннее же кольцо на этом же участке – глухая пробка (всего-то 20 км). И всё – из-за аварии на Ленинградке в сторону области: пробка на самой Ленинградке, хвост её вываливается на МКАД, а несознательные москвичи прут на забитый съезд не с одного, а из трёх рядов, останавливая и всё кольцо… В общем, никто не виноват, сами себе.

Заезжаю на базу на Верейской, товар и документы готовы и тут, осталось только погрузить. Ну, везение не бывает постоянным: ломается гидроборт. На предыдущей точке всё работало, а здесь… Нажимаю на рычаги – борт слегка опускается под собственным весом, и зависает. Быстро проверяю провода – вроде всё в норме, двигатель гидроборта гудит, подъёма-спуска нету. Понемногу он начинает опускаться лишь при частом дёргании рычагов туда-сюда. Когда он опускается до конца, на землю, проверяю масло в гидросистеме – фигушки, всё в норме, масло на максимуме… Пробую на подъём – работает, но неправильно: должен сначала подниматься параллельно земле, а, поднявшись до уровня кузова, начать закрываться. Он же сразу от земли идёт на закрытие… Принимаю решение ехать так, как есть – всё равно большего так сразу мне не сделать, а точек погрузки осталось всего три…

Ухожу за МКАД по Киевскому шоссе, в посёлок Мосрентген, там так же быстро забираю последнюю точку – и всё. Пять вечера, можно спокойно идти в Калугу, до которой 170 км, а погрузка там – только завтра. Неторопливо перекусываю на выезде из Мосрентгена (дорога на Хованское кладбище, в самом её начале, у стройрынка – несколько киосков с «щяурма-бастурма»; если не брать ничего мясного, рискуя поужинать вовсе не говядиной… а брать пирожки с капустой-картошкой – то вкусно и питательно, а кофе у них вообще отличный), выезжаю обратно на Киевское – и вперёд, на Калугу.

Выезжать по Киевскому шоссе из Москвы одно удовольствие, если, конечно, его не перекрывают (в этой стороне – Внуковский аэропорт, которым пользуются правительственные самолёты и самолёты всяких официальных делегаций). Восьмиполосное движение до Апрелевки – вообще супер, тем более, что часть трассы недавно построена и ещё не разбита (вовсе не грузовиками – на том же МКАДе колейность четвёртой-пятой полос, где грузовикам двигаться запрещено, гораздо выше, чем колейность первых трёх). Радует и свежепостроенная двухуровневая развязка за Апрелевкой – совсем недавно светофор на этом перекрёстке здорово портил всем нервы. Сейчас же – пролетаю этот перекрёсток, не останавливаясь, и…
…и попадаю в хвост здоровой колейки. Только тогда по рации передают: впереди авария, и пробка длиной уже не один километр. Что делать – начинаем ползти со скоростью пешехода.

Разумеется, множество «чайников» тут же выскакивают на обочину дороги и, балансируя по самому её краю, сплошной колонной идут вперёд, норовя уехать первыми. Разумеется, движение тех, кто идёт по проезжей части, сначала сильно замедляется, а потом и вовсе останавливается.

Смотрю на обочину. А дорога-то – новопостроенная, а обочины-то, как таковой, практически и нету. За линией края проезжей части – сантиметров сорок асфальта, дальше ещё метр грунта и сразу кювет. Опа, думаю, ну сейчас будет цирк, причем даже без нарушения правил.

Впрочем, меня опережает идущий впереди курский ЗиЛ – «Бычок». Смотрю, он смещается к самому краю дороги, перекрывая обочину. Смещаюсь за ним чуть уступом – движение по обочине сразу прекращается. Сзади сигналят, мигают фарами – ну а мы что? Мы-то на проезжей части, терпеливо ждём своей очереди, а езда по обочине вообще-то запрещена. Категорически. Всего лишь требование закона, а не наша прихоть.

«Чайники» постепенно уходят обратно в полосу, хотя и не все. На уровне моего заднего бампера остаётся «висеть» какое-то микролитражное чудо корейского автопрома – «Киа», или что-то похожее. Места ему надо как бы и меньше, чем другим – но каждый раз, когда он порывается рвануть вперёд, обочина снова перекрывается элегантными движениями наших кузовов.

И так – до самой аварии. Проезжаем разбитую легковушку, дальше трасса свободна. «Киа» сразу рвётся в левый ряд, выскакивает на несколько метров вперёд, мужик за рулём оборачивается и начинает грозить и что-то орать. Выглядит это так смешно, что не удержаться. Вдобавок показываю ему в ответ: поедешь ещё по обочине – скинем в канаву нах. Мужик разворачивается, газует и скоро его «летающая табуретка» скрывается вдали. Вот так. Козлов учат.

…Знака границы между Калужской и Московской областями можно было бы и не ставить. Различия очень заметны: Московская область – сплошная населённая зона: города и деревни, сросшиеся границами и переходящие один в другую уже сплошняком. Калужская же область – уже провинция, причём явно не бедствующая: то здесь, то там – обработанные поля до горизонта, как в советское время. Причём поля эти начинаются сразу от придорожного кювета и тянутся километрами. На нашем бедном Северо-Западе от таких картин уже как-то отвык…

И – практически полное отсутствие придорожного сервиса, что очень удивительно для такой оживлённой трассы, как М3 «Украина». Даже на нашей глухой «Балтии» (М9) и то – на каждые 50-70 км есть и платные стоянки для грузовиков, и заправки, и кафе, и прочее. А здесь – изредка промелькнёт какое-нибудь кафе, стоянок же со стоящими на них фурами до самой Калуги так и не увидел. И ещё – очень мало придорожной «дикой» торговли. И это, наверное, объяснимо: как мне доводилось и слышать, и читать, зарабатывают люди с трассы (торговлей, открытием кафе) – не от хорошей жизни, а оттого, что больше заработать нечем. Калужане же, похоже. умеют зарабатывать деньги иначе, и обеспечивать трассу всем необходимым им просто нет надобности…

Приближаюсь к Калуге – и во весь рост встаёт проблема ночлега. Можно зайти в город и встать у завода, где нужно грузиться. Но «КаДви» - завод военный, на ночь на территорию попасть нечего и думать, а рядом там – ни стоянки, ни кафе… Ни поужинать, ни кофе утром выпить. Пробиваю тему по рации насчёт стоянок в окрестностях города – но как-то никто ничего конкретного не подсказывает… Наконец, вспоминаю сам, что раньше видел что-то похожее на трассе чуть дальше поворота в город, в сторону Брянска. Решаю двигаться туда.

Прохожу поворот в город. Ещё километра полтора, и – о, да! По левой стороне трассы – столовая, заправка, мотель. Рядом со столовой – несколько фур. Отлично – разворачиваюсь и становлюсь рядом.
Столовая «Алёнка» сразу разочаровывает. Обычная кулинария: салаты, жареные рыба-курица, пирожки, чай-кофе, хит продаж – молочный коктейль. Ну и зачем всё это, когда нужен нормальный обед?.. Ну да, наверно, пользуется спросом у проезжающих, иначе не работало бы…
На ограде мотеля, впрочем, своя реклама кафе. С фотографией: пафосная обстановка, скатерти… Не, не наша тема. Оглядываюсь: в самом углу площадки, у леса, за заправкой – избушка, на которой тоже надпись «Кафе». Бреду туда.

Вхожу. Маленький пустой зал на четыре столика, чисто, опрятно. Цены в меню: супы – 40-50 рублей, второе – меньше сотни… Тут мне, чесслово, пришла в голову фраза из книги Алекса Экслера: «Mammy! I’am in home!»
Как ни странно, но, по-моему, это единственное в окрестностях Калуги приличное заведение общепита. На 200 рублей наелся так, что едва вылез из-за стола. И всё очень вкусно и качественно. И достаточно быстро. Так что рекомендую! Называется, если что, «Русская Трапеза».

Договариваюсь со стоянкой. Встать под охрану на ночь тут очень дёшево – для «одиночки» (без прицепа) – всего 70 рублей. Пока рассчитываюсь, охранник – пожилой мужик – продолжает начатый раньше рассказ о мотеле.
- Да там постоянно и не живут, - жестикулирует он, - так, заезжают потрахаться на пару часов, кому до Москвы не дотерпеть – и дальше катят. А так, чтобы постоянно – очень мало кто…

Понятно. И тут вижу на ограде среди прочих реклам интригующую вывеску. Интернет-клуб! Ого, думаю, то, что надо. Спрашиваю охранника про Интернет – но он не в курсе.
Но пришлось обломаться. Дошёл до ресепшена, спросил – сказали: Интернет только игровой. То есть, в игры по Сети поиграть можно, а выйти просто почитать – не принимает. Чего-то как-то неубедительным показалось, но уточнять не стал. А вообще, нужная же вещь на стоянках. И прибыльная, я думаю.
Загоняю Atego между фур, устраиваюсь на ночлег. И так как-то уютно стало: плотный ужин, стоянка, тёплый вечер, лес вокруг, никуда пока что не надо спешить, а рядом шумит трасса… И засыпается в такой атмосфере отлично…

…Ранним утром дохожу до завода. Оформить пропуск тут не так просто. Переписывают весь транзитный груз – тот, что был в кузове и не будет выгружен на заводе. Переписывают все крупные личные вещи, все емкости более 5 литров (пустые и полные), весь крупный инструмент. Это в бюро пропусков – а на проходной пытаются проверить соответствие переписанного фактическому содержанию кузова. Дурь очевидная: машина на две трети загружена, и что там, за первыми коробками, никто всё равно не разглядит, да и разгружать машину для проверки никто не станет. Равно как за этими коробками можно вывезти с завода всё, что угодно. Но бодаться на эти темы я уже устал – поэтому просто открываю кузов и жду. Вам надо – вы и проверяйте. И конечно же, волей-неволей тётки-вахтёрши (которых на проходной четверо!) вынуждены пропускать меня, ограничившись поверхностным осмотром…

К проблемам на погрузках здесь я уже привык – был случай, когда грузчики пытались вымогать с меня деньги. Просто за то, что будут грузить, а иначе – сам. Конечно, были тогда посланы и, конечно, всё погрузили – правда, после моего звонка нашему директору… И в этот раз без проблем не обошлось. Заехал в цех; коробки с мотоблоками подвезли быстро, но возник вопрос: как грузить? Гидроборт у меня сломан, штабелёру на наклонную поверхность открытого гидроборта не заехать… Есть ещё погрузчик – но он поехал на заправку и когда ещё приедет… В общем, они развернулись и ушли.

Итого – стою на погрузке, машина открыта, товар рядом, документы есть – только погрузи и езжай дальше. Ждать погрузчик? Долго. В общем, стал грузить вручную. Сам. Вес одного мотоблока, если чё – 90 кг… И очень просто: ставил коробку на гидроборт, поднимал её гидравликой на 30-40 см от пола – только чтоб не падала – дальше напрягался и одним рывком затаскивал её в кузов… И так – три раза. После позвал кладовщицу, которая поверила, что я погрузил всё один и без техники только тогда, когда увидела мотоблоки, стоящие в кузове… Ну, хоть дальше всё было быстро: остальную мелочевку закидали моментом (и снова сам – с «помощью» тамошних грузчиков можно было грузиться до вечера), быстро подписываю доки, оформляю (с тем же геморроем) пропуск и выскакиваю за ворота.
Уф… Нет, вообще, Калуга – приятный такой город, но «КаДви» - тяжёлое же место…

Итого оставалась последняя точка погрузки – в Гагарине (это родина первого космонавта, бывший город Гжатск в Смоленской области), до которого обычной дорогой (через Юхнов – Вязьму) оставалось что-то около 230 км. Времени же было уже в обрез, около пяти часов на всё про всё. Но машина была уже прилично загружена, полной скорости не развивала и в эти часы я мог и не уложиться. Хотя – благодаря помощи нашего директора – в Гагарине могли меня и подождать, но, конечно, злоупотреблять этим не стоило…

Прикинул по карте. Вроде бы можно было поехать чуть короче: от Калуги на Медынь – Верею – 108-й км трассы Москва – Минск – дальше по трассе до места. Да и, пользуясь случаем, хотелось узнать ещё одну дорогу… В общем, настроил навигатор на этот маршрут – и сразу по выходу из города на М3 свернул направо, на Медынь.

Дорога туда оказалась, в общем, неплохой – если бы не горки. Всё время казалось, что еду только вверх, а спуски гораздо короче подъёмов. Отчего тяжёлую машину было никак не разогнать, и приходилось постоянно ползти на скорости 40-50. Всё время в таких случаях думаешь, как здорово было бы делать такие рейсы на нормальной машине – новой-не новой, но - тянущей. Кстати, в прошлом рейсе общался с водителем уфимского семитонника «Хундай-120»; тот с полной загрузкой по хорошей дороге идёт со скоростью 100, и при этом двигатель у него не перегружен (а моя, даже полностью исправная и пустая, больше 80 не может – двигатель не рассчитан, что делать, городской вариант…). Расстояния, подобные моим (770 км до Москвы) он проходит за 10 часов (а я – за 16-17), в результате – разница: он десять часов едет – семь спит, я – 17 часов еду и на сон времени не остаётся; он утром свеж и бодр, я – как варёная макаронина; соответственно, кто результативнее будет работать утром – и так понятно…

…А километров через 25 на очередном подъёме на въезде в какую-то деревню услышал снизу сильный хлопок – и машина начала резко тормозить. Сразу мысль: колесо!.. Успел вывернуть руль вправо и почти уйти с дороги – и машина колом встаёт. Включаю первую, чтобы убрать с дороги торчащий угол фургона – фиг: не трогается. Выскакиваю – нет, все колёса целы! Наклоняюсь вниз – и сразу замечаю оборвавшийся воздушный шланг…

В таких случаях лучше всего следовать словам Карлсона: спокойствие, только спокойствие. Включаю аварийку, выставляю знак аварийной остановки, не торопясь, переодеваюсь в рабочую форму, понимая, что, если шланг порвало пополам – попал: соединять его нечем. Есть, правда, запасной кусок – но всего два метра, и – хватит ли?..

Лезу под машину. Кажется, ура: шланг не перебит, а только сорвался со штуцера. Хуже то, что он не закручивается, а завальцован, и зажать обратно на место его трудно: сам шланг капроновый, а наконечник штуцера – пластмассовый… Хомутом толком не обожмёшь – легко сломать, и всё же другого выхода не вижу: давление в системе – 10 атмосфер, и сам по себе снова держаться он уже не будет. Выбираю подходящий хомут, осторожно затягиваю, стараясь не пережать… Вроде, готово. Вылезаю, завожу движок, отпускаю воздух… Вроде, держит. На всё про всё – 20 минут. Уф…

Двигаюсь дальше, потихоньку дохожу до Медыни. Красивый, тихий городок, весьма похожий на псковские райцентры – разве что, побольше площадью. Даже проходящая через центр трасса А101 (Москва – Юхнов – Рославль) как-то особого шуму не добавляет. И совсем нет характерных для райцентров Подмосковья многоэтажек – хотя здесь до Москвы всего-то 160 км… Навигатор оказывается на высоте: уверенно ведёт меня по медынским улицам (программа Навител крута – не только Москва расписана в ней подробно), и… выводит на совершенно разбитую, ведущую из города дорогу, давая направление на Верею.

Дорога – разбитый, вспучившийся асфальт; словно бы гигантские кроты пытались прорваться сквозь него из-под земли, почти прорвались, да так и бросили. Ехать приходится со скоростью 20-30, быстрее невозможно. Но сличаю маршрут с обычной картой и убеждаюсь, что еду правильно: другой дороги на Верею нет. Да и дорога не заброшенная – встречных и попутных легковушек много, попадаются автобусы, вот только грузовых практически нет.

Чем дальше – тем больше колдобин. Восемь, десять, двенадцать километров… Вскоре разбитый асфальт и вовсе уступает место разбитой грунтовке. Приходится ползти вовсе по-черепашьи; в голове мелькает: одну рессору только отремонтировал, и вернуться с ещё одной сломанной просто не имею права… Замечаю впереди пешехода – и минут десять никак не могу его догнать. Ему хорошо – он шагает и шагает, мне же приходится «прочувствовать» каждый ухаб. Начинают встречаться дорожники – не ремонтирующие, а только ещё промеряющие дорогу приборами (теодолитами?). Как бы и хорошо – значит, ремонтировать дорогу собираются (хотя здесь её просто надо строить заново). Но про себя решаю: как минимум, в этом году я сюда больше не полезу…

Восемнадцать километров колдобин. Крупная деревня Кременское, мост через реку Лужа. Мост – на ремонте. Объезд – круто вниз, к реке, по старому мосту над самой водой, затем – резкий подъём с поворотом в гору. Стараюсь не думать о том, как перенесёт это товар в кузове – выбора всё равно нет, ремонтников пропустить не попросишь – нормальный мост разобран… Включаю первую, сползаю к реке, переползаю на другой берег и внатяг еле-еле вытягиваю на подъём. Хорошо, не зима – на льду такой фокус не прошёл бы точно…

Тяну дальше. Дорога всё так же разбита. Временами останавливаюсь – от постоянных резких бросков кабины начинает болеть спина. Ещё десяток километров, впереди деревня Егорье – скорее даже, не деревня, а коттеджный посёлок. Перед ним – около километра хорошего асфальта. Только разгоняюсь, и – стоп: дальше опять развороченный грунт…

Наконец, Московская область, и резко – хороший асфальт. Разница бюджетов? Вот здесь, по эту сторону «пограничного» знака, могут содержать второстепенную дорогу в хорошем состоянии, а там – нет?.. Проскакиваю оставшиеся 18 км до Вереи; города, впрочем, не вижу – дорога проходит по самому краю его. Ухожу дальше, ещё тридцать с лишним км – и всё, выскакиваю на родную-привычную М1.

Оставшиеся 80 км до точки – не езда, а развлечение. По хорошей четырёхполоске с весьма умеренным потоком Atego разгоняется аж до 70 километров в час – и я опаздываю на точку совсем чуть-чуть. Звонок по телефону ожидающих меня людей застаёт меня уже едущим по улицам Гагарина…
Последняя погрузка – несколько мотоблоков, адаптеры, навесное… Груз умещается в кузове едва-едва; в очередной раз играем в русскую народную игру «Тетрис» - этот кубик сюда, эту палку туда… Правда, в Гагарине грузчики, в отличие от Калуги, отзывчивые и понятливые – помогают не за страх, а за совесть. В результате в машину умещается всё. Отзваниваюсь начальству – можно трогаться домой. Как всегда в таких случаях, наступает полное спокойствие и спад напряжения. Хотя впереди ещё 650 км пути – зато торопиться некуда, теперь всё время наше…

Спокойно еду домой. Ужинаю и немного отдыхаю на трак-стопе в Суетово (320-й километр). Иду дальше; на смоленские горки машина забирается с большим трудом – некоторые вытягиваю только на третьей (из шести) передаче. На одной из горок на подъёме меня позорно обгоняет «ГаЗон», причём даже не 53-й, а 52-й, да ещё с небольшим прицепом… Начинаем мешать друг другу: на спусках я разгоняюсь до 80-ти (а он – только до 60) и обхожу его, на подъёмах Atego не едет – и он снова обгоняет. Так продолжается всё время, пока он не сворачивает с трассы…

Прохожу Смоленск, в Ольше сворачиваю на Велиж – Невель. Уже ночь, но сна пока нет. Тяну дальше, хотя это и не совсем хорошо: на шоссе Ольша – Невель (промежуточная дорога между трассами М1 и М20) нет ни одной стоянки, и, если захочется спать –придётся вставать прямо на обочине…
Прохожу Демидов, дальше дорога портится, хотя и не так, как до Вереи. Просто корявый асфальт, который, впрочем, подвеска Atego не глотает – из-за чего приходится снова идти со скоростью 30-40. Такое монотонное движение на дребезжащей машине по однообразной местности почти без населённых пунктов выматывает быстро – и перед самым Велижем начинаю вырубаться. Доползаю всё же до городка; на въезде на заправке стоит пара фур. Пристраиваюсь за ними, ставлю будильник на пару часов вперёд (хочется всё же прийти на базу в Псков до обеда следующего дня) и вырубаюсь, даже не залезая в спальник…

Просыпаюсь часа в четыре ночи. Как ни странно, этих двух часов вполне хватило – не хватает только кофеварки в кабине… ладно, трогаюсь дальше. Ещё тридцать километров – и Псковская область. И уже домашнее настроение, хотя и ехать ещё 300 км, но по сравнению с пройденным – уже почти что дома.
По окружной обхожу Невель, выхожу наконец на «домашнюю» М20 (СПб – Киев). Торможу на заправке, слегка отдыхаю, пью кофе. Трогаюсь дальше… и сразу же замечаю: чуть упало давление воздуха в системе тормозов. Останавливаюсь снова, накачиваю воздух, глушу машину, выхожу и слушаю: шипит где-то сзади слева. Наклоняюсь под машину. Чёрт. Кажется, энергоаккумулятор.
Это плохо. Даже очень. Если прорвало внутри мембрану – на дороге его уже не разберёшь. Прикидываю: заглушить шланги? Может быть, как вариант. Развести тормозные колодки? Очень геморройно: на этом колесе нет «трещотки» (давным-давно сорвана регулировочная цепочка), и, чтобы отрегулировать зазор, надо снимать как раз энергоаккумулятор, чтобы добраться до суппорта… Но, в принципе, воздух пока держится. Может, доедем? Тут «всего-то» 260 км… Трогаюсь дальше…

Еду, всё время контролируя давление воздуха. Прохожу Пустошку; километров через тридцать после неё замечаю, что воздух держится только на средних оборотах двигателя – на холостых его уже мало, начинает мигать контрольная лампа. А вся суть в том, что при недостаточном давлении воздуха в системе (меньше шести атмосфер) задние колёса автоматически затормаживаются. Такая защита – чтоб не ездили без тормозов.

Прохожу Опочку, 130 км до дому. Контрольная лампа мигает уже и на средних оборотах. Понимаю, что всё, не дотяну. Так и есть: ещё двадцать км – и перед Иссой воздух начинает уходить даже на повышенных; едва дотягиваю до лесной стоянки – и всё, задние колёса клинят и машина останавливается.

Так. Ну что… полдевятого утра, 110 км до дому и куча времени. Созваниваюсь с механиком (обо всех незапланированных обстановках обязан сообщать), вместе начинаем думать, что делать. Прорабатываем первый вариант: заглушить воздух на этом колесе, растормозить энергоаккумулятор и двигаться с тормозами на трёх колёсах.
Чтобы открутить две много лет не снимавшиеся трубки (да ещё и с латунными, легко крошащимися под ключом гайками), уходит больше часа. Вставляю в обе по болту, закручиваю на место. Накачиваю воздух – всё держит. Так. Теперь растормозить энергоаккумулятор – и будет всё.
Ключ растормаживания – на самом энергаче. Снизу. Вставлен тоже много лет назад, за ненадобностью никогда не снимался. Пробую сделать это сейчас – фиг. Он вставлен в трубку и приржавел к ней по всей длине. Трубка же мощно приварена к энергачу. Пробую сбить саму трубку – тоже фиг. Нет места, не размахнуться как следует…
Снова советуюсь с механиком. От него совет один: ключ надо снять. Хоть как. Ага, тебя бы сюда… Вытащить тормозные колодки из колеса? Пожалуй, но нужно снимать оба задних левых колеса… Домкрачу машину, снимаю колёса. Снова качаю воздух. Тоже фиг: воздуха не хватает, чтобы разжать колодки – из-за этого их не вытащить.

Снова советуемся, пробуем ещё варианты по заглушке разных шлангов и кранов – всё тщетно. Растормаживается только правое заднее колесо, итого три колеса – свободны, левое заднее заклинено намертво.
Решение приходит не сразу, хотя, казалось, оно и лежало на поверхности. Откручиваю «больной» энергоаккумулятор от суппорта, кладу на землю. Поддомкраченное колесо сразу начинает вращаться. Ну вот, блин, как же это я сразу-то… Ругая себя, прикручиваю «больной» энергач всеми имеющимися проволоками, проводами и даже изолентой снизу к раме машины. Снять его совсем нельзя – только на нём можно заглушить шланг подачи воздуха и перекрыть утечку, поставить на место тоже нельзя - снова зажмёт колесо.... Затягиваю колёса, пробую трогаться… Ух… Машина раскатывается нормально, правда, тормоза теперь только в передних колёсах, но это уже мелочи.
Смотрю на часы, сколько ремонтировался. Шесть часов. Шесть…

Включаю «аварийку», выруливаю на трассу, набираю скорость 40 и так двигаюсь в сторону Пскова. Быстрее лучше не рисковать – не дай Бог, отвалится привязанный снизу энергач, да и тормозов всего ничего… Прохожу Остров – 50 км до дому. Наваливается усталость, начинает клонить в сон, вдобавок отчего-то начинает дико болеть живот. Но тут уже просто охватывает злость: как говорил Д’Артаньян – теперь-то вам меня не остановить, я у цели… На въездном посту тормозит «гаишник» (блин, какого хрена, и без тебя хреново) – ему, оказывается, просто интересно, чего это машина идёт с «аварийкой», да откуда едет… Въезжаю в Псков, сбрасываю скорость до 30, наплевав на знаки, иду через центр; на светофорах и перекрёстках машина тормозит действительно очень вяло.

Наконец вваливаюсь на базу, не очень веря этому. Дома. Дома…

А впереди – разгрузка. И очередной тяжёлый ремонт…

Как хочется работать наконец по-человечески!..
Tags: трасса
Subscribe

  • Voyage Voyage - made in Norway

    Кавер на главный (и, пожалуй, единственный) хит французской певицы Desireless лидер норвежской группы SIRENIA Мортен Веланд не стал усложнять…

  • Музыка для френдов: MODERN TALKING - 2020!..

    Ну не совсем чтоб прямо весь ))) - но наиболее яркая его половина ). Знаю, многие из моих френдов ценят стиль евродиско. И вряд ли сейчас можно…

  • Музыка ко времени: GHOST - "Rats"

    In times of turmoil, In times like these / Во времена смуты, подобные нынешним, Beliefs contagious spreading disease / Заразные убеждения сеют…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 11 comments

  • Voyage Voyage - made in Norway

    Кавер на главный (и, пожалуй, единственный) хит французской певицы Desireless лидер норвежской группы SIRENIA Мортен Веланд не стал усложнять…

  • Музыка для френдов: MODERN TALKING - 2020!..

    Ну не совсем чтоб прямо весь ))) - но наиболее яркая его половина ). Знаю, многие из моих френдов ценят стиль евродиско. И вряд ли сейчас можно…

  • Музыка ко времени: GHOST - "Rats"

    In times of turmoil, In times like these / Во времена смуты, подобные нынешним, Beliefs contagious spreading disease / Заразные убеждения сеют…