Алекс Драйвер (aleks_driver) wrote,
Алекс Драйвер
aleks_driver

Categories:

Приключения в земле мульгов - часть 2

...Проехав почти всю Мульгимаа, подъезжаем к центральному городу этой местности - Вильянди.

32

Вильянди, несмотря на свои небольшие размеры (чуть меньше 20.000 населения, седьмой по численности город Эстонии) открывается не сразу. На въезде он совершенно такой же, как и другие маленькие городки Южной Эстонии - аккуратные одно- и двухэтажные домики частного сектора, много цветов и много флагов - по случаю праздника. На большинстве домов - антенны спутникового ТВ, а провайдер счел правильным выбрать название с местным колоритом:

41

Дорога приводит нас на одну из площадей города, с автостанцией и двумя гипермаркетами. Уже привычно опасаясь поставить машину не там, где можно, делаем круг по центру и решаем остановиться на стоянке одного из гипермаркетов - разрешающий знак есть, а обозначений платной парковки не видно... Вообще в Прибалтике очень быстро привыкаешь делать всё правильно - если поступишь не так, тебе об этом напомнят здесь весьма быстро.

42

Пытаясь понять, с чего начать осмотр города, сразу же находим указатели. Вообще, с информацией для приезжих в прибалтийской глубинке всё хорошо: много указателей, связанных друг с другом, часто встречаются информационные отделы, работающие и по выходным, на развилках дорог можно встретить карты районов... Навигаторы навигаторами, но мне в них часто не хватает панорамного взгляда на местность. В городах же хорошо подсказывают основные направления такие вот стрелки:

2

Направление на "Ruins of castle" - то, что нужно - идём в указанную сторону!..
Вильянди известен примерно с тех же времён, с которых известны основные прибалтийские города - это 12-й - 13-й века, 1100-1200-е годы, времена, когда эти земли стали осваивать и заселять рыцари Ордена меченосцев. С тех времен и до Первой Республики (1919-й год) город был известен под немецким названием Феллин - такое же название было и у выстроенного здесь замка.

34

Географически место для города и замка было выбрано удачно - перекрестье торговых путей, центральная точка, где сходились зоны влияния поделивших меж собой всю Прибалтику епископств и рыцарских Орденов; отсюда было совсем недалеко и до шведских континентальных владений, и до датских (одно время) островов Моонзундского архипелага, и до российских границ. Феллин словно бы увязывал собой всю сложную и часто менявшуюся систему территорий Прибалтики, переходивших из рук в руки - и оттого жизнь здесь почти никогда не была спокойной. Даже сама эта земля, населенная племенем сакала, не с первого раза покорилась пришедшим с Запада рыцарям - в те же годы, когда на Русь пришли монголо-татары (1217-й год) здесь состоялась известная битва при Вильянди, в которой с одной стороны участвовали эсты во главе со своим вождем по имени Лембит, с другой - объединенные армии крестоносцев и ливонцев. Битва закончилась поражением эстов - и это практически на 700 лет (1217 - 1919г.) предопределило дальнейшую жизнь на этих землях.

Территория стала своеобразной немецкой Сибирью, её совокупное название "ост-зее", "остзейская земля" - земли за восточным морем - стали крайней точкой проникновения немецкой, а скорее - центрально-европейской культуры на Восток. Постепенно весь этот край - будь то Эстляндия, Моонзунды, Лифляндия, Курляндия, вплоть до северной части Литвы - стал выглядеть одинаково: множество замков - плотность их расположения для такой небольшой территории вполне была сопоставима с центрально-европейской - и множество поместий немецких баронов. Бароны жили здесь крепко, опираясь, в военном отношении, на рыцарские замки, в торговом - на пересечение путей как с севера на юг ("из варяг в греки"), так и с запада на восток и обратно, а в хозяйственном - на дешевый или вовсе бесплатный труд местного коренного населения.

7

Ничего не менялось даже тогда, когда (что случалось исторически довольно часто) то та, то иная часть остзейской земли попадала в состав то одного, то другого государства. А земли эти побывали и в составе Литвы, и в составе Польши, и в составе Швеции и, конечно, в России. Пересечение как торговых, так и политических интересов разных государств привело к тому, что России - при Петре Первом - Феллин достался совсем захудалым местом, с разрушенным замком, а в поселении вокруг развалин (в 17-м веке, входя в континентальные шведские владения, Феллин даже был лишен статуса города) проживало меньше тысячи человек. Тем не менее, именно в Российской империи, когда граница отодвинулась на Запад, Феллин медленно начал возвращать былое значение: при Екатерине Второй поселению вернули городской статус и даже сделали город уездным центром.

5

Сегодня Вильянди - судя по многим обзорам, которые читал, готовясь к путешествию - считается классическим, образцовым, настоящим эталонно-эстонским городом. Не раз попадалось утверждение: если вы в Эстонии проездом, если хотите сложить о ней общее впечатление и если у вас на всё про всё 1-2 дня - не езжайте в Таллинн или Тарту, оставьте на потом Нарву и Раквере, Выру и Пярну - приезжайте в Вильянди!.. Здесь не так много ярких достопримечательностей, но сам облик города расскажет вам об Эстонии больше, чем любое другое место...

22

...Осмотр города решили начать прямолинейно - с замка. Но уже на пути туда увидели немало интересного. В честь праздника Дня восстановления Независимости город принарядился не только флагами. На многих зданиях патриархально-мило вывешены образцы национальных узоров - и выглядело это очень симпатично и душевно.

3

Если для нас Вильянди, мульгимаа, прибалтийская глубинка - своеобразная экзотика, то для местных жителей в качестве встречной экзотики к празднику приготовили нечто вроде дней... индийской культуры. И - никакой заорганизованности, как это часто бывает у нас. Просто в местном парке разбиты шатры, в которых можно было познакомиться с образцами восточного искусства: живописью, вышивкой, музыкой - а то и попробовать приобщиться к ней.

17

Основное действо, видимо, должно было начаться к вечеру; мы приехали в Вильянди в середине дня и застали только расстановку декораций к намечавшемуся празднику.

36

А некоторые местные жительницы уже принарядились в соответствующем стиле.

4

Как старому рок-н-ролльщику, мне, конечно, живо напомнило всё это времена легкомысленной свободы хиппи-фестивалей. Словно бы в эстонский город начала 21-го века неведомо как занесло маленький кусочек Вудстока... - то же ощущение свободы, легкости и безмятежности. Да и пестрота цветов очень подходящая. А на стенах - трафаретные картинки в том же стиле; ощущение, что где-то уже видел это, но не помню, что символизирует.

18

Грань между Старым городом и современным отмечает Яновская кирха - донельзя эстонская по формам, эстонские кирхи, хотя они бывают и разные, не спутаю, наверно, ни с какими другими. И - сразу всплывает в памяти из того очень немногого, что читал у Бродского:

"...устав от поднятой веком пыли,
Русский глаз отдохнет на эстонском шпиле"
.

6

Это пронзительно-точно сказано, и это приходит в голову почему-то только здесь. Не в любимом Таллинне, не в Выру, не в Тарту, а здесь, в Вильянди. Наверно, и правда - эталонный город.
А за кирхой - продолжение городского праздника. По дороге в Старый город - лотки с сувениркой: вышивками, поделками, украшениями. И снова, как в Выру, замечаем отличие от предлагаемого на подобных лотках на наших праздниках, в России: совсем нет общепита. Прослеживается мысль - не есть и не пить ходят сюда.

33

Сразу за кирхой начинаются старые кварталы - и буквально пройдя пару перекрестков, начинаешь останавливаться. Хочется подольше побыть здесь, ощутить, запомнить атмосферу города.
Вильянди не поражает, когда впервые увидишь, впервые погружаешься в него. Вильянди - очаровывает. Он совершенно далёк от образов Таллинна или Тарту - городов, характерных резкими, четкими, динамичными линиями. Его облик запечатлевается в памяти совсем другим - мягкой патриархальностью, простотой силуэтов. И ещё - он не кричаще ярок, но гораздо более разнообразен на цвета, чем другие эстонские города.

21

Жилые кварталы Старого города здесь слегка напоминают латвийский Цесис. Не по образу, а по духу: там всё же больше каменных зданий, а здесь - великолепно сохранившиеся деревянные дома. Но ощущение одно - живая, настоящая старая европейская глубинка, которая с Независимостью плавно и мягко перешла в естественное для себя состояние.

26

Вильянди обволакивает, неспешно затягивает своей неброской красотой. Впечатляет ухоженностью - такого не встретишь у нас: все кварталы, все улицы, от одной стены дома до противоположной, вся булыжная мостовая - чистота, аккуратность, порядок. Нет и следа запущенности - город как красивая игрушка: вымыт, выметен, выкрашен. Разве для этого нужны деньги, разве так уж богата местная мэрия (с чего - здесь нет крупных производств) или местные жители? Мне кажется, достаточно просто желания жить по-человечески...

Эст 5

Здесь можно поворачивать с одной улочки на другую, заходить на задние дворы - везде встретишь одно и то же: аккуратность, порядок, уют. Нет и налета трущобности, который обязательно чувствуется в подобных местах - у нас.

"...И не надо радостей рая,
Ни пространства других городов -
Здесь дворники и сараи
В стиле -
60-х годов..."


19

Переселиться сюда - возможно, вот и цены на местную недвижимость: бродя по кварталам, заметили объявление на одном из добротных, уже каменных домов. Продавалась 3-комнатная квартира на втором этаже этого дома, площадью 54 кв.метра, и цена за неё в объявлении - 35.000 евро, это примерно 2,5 миллиона рублей.

20

Обойдя кварталы Старого города, постепенно добираемся до входа в замок.

8

От его сооружений ныне сохранились лишь штрихи - фрагменты стен, фрагменты башен... Но даже то, что осталось - когда находишься внутри, на территории - дает хорошее ощущение о мощности крепости в её лучшие времена, которые для замка как для оборонительного сооружения остались в далеком прошлом - в 14-16 веках. Тогда это была мощнейшая крепость всей Остзейской земли - на трех вершинах высоких холмов стояли целых три соединяющиеся между собой крепостных кольца.

37

Несмотря на удачно выбранное место, сильный постоянный гарнизон (в котором рыцарей числилось больше, чем в Риге) и крепкие, высокие стены, крепость простояла исторически недолго - чуть более 300 лет - и была сначала сильно повреждена во время Ливонской войны русским войском, а окончательно разрушена во время польско-шведской войны в самом начале 17-го века. Гуляя по территории, поражаешься тому, как это вообще смогли сделать: ещё понятно, когда древние крепости не выдерживают воздействия орудий Первой и тем более Второй Мировых войн, но как это произошло, учитывая технологии фактически позднего Средневековья...

35

Сейчас замковые холмы превратили в городской парк. Здесь очень уютно прогуливаться среди остатков старых стен, здесь много парковых дорожек, зелени, скамеек. Здесь можно наблюдать вот такие романтические картины - интересно, знает ли вон та молодая пара внизу фото, лежащая на крышке крепостного колодца, что под этой крышкой - 27 метров глубины?..

13

Есть где развлечься здесь и детям. Обратили внимание: как и в других местах в Эстонии - здесь тоже есть качели, рассчитанные не на одного-двух человек, а сразу на десяток-полтора. Нигде больше не встречал подобных конструкций, и как-то странным это кажется: не в традиции вроде бы местных жителей, ценящих хуторское уединение, должно было бы быть такое вот коллективное развлечение...

9

Но главное, что осталось здесь неизменным - это красивый вид на озеро Вильянди, расстилающееся у подножья замковых холмов. Озеро узкое и длинное, похожее на реку (и бывшее рекой в древности) - сейчас на его берегу городской пляж, а на самом озере расставлены буйки, между которых гоняет местная молодёжь на водных мотоциклах.

10

Умели!.. Умели в древние времена выбирать места для городов...

11

Даже и не подумаешь, если не знать, что это - компактная, миниатюрная Эстония. Вид и простор - скорее, русский. Волга или Сибирь...

39

Прогулочная парковая дорожка ведёт нас вдоль стен крепости. Местами проходит по самому краю крутого склона, и никаких ограждений - даже жутковато; не первый раз замечаем, что ограждения в Прибалтике не особо в почете. Через овраги между замковыми холмами перекинуты подвесные мосты, даже они здесь - уже украшения ландшафта сами по себе.

14

С опаской переходим один из них, замечая три даты, указанные наверху - надеемся, не даты падений этой шаткой конструкции...

15

С другой стороны оврага в парке совсем неприметно и как-то по-особому скромно - очень редкий для Эстонии памятник военному. Редкий тем более, что скульптура - конная, чего почти не встретишь в Эстонии.
Это национальный герой страны - Йохан Лайдонер.

16

Родившийся в деревне под Вильянди в 1884-м году, в начале 20-го века он стал российским офицером, окончил пехотное училище, военную школу, Академию Генштаба. Служил в Литве и на Кавказе. Участник Первой Мировой Войны, дослужился до звания подполковника, командовал эстонской дивизией в составе русской армии. Во время становления Первой Республики назначен главнокомандующим эстонскими вооруженными силами. Между двумя мировыми войнами - бизнесмен, политик, общественный деятель, работавший в числе прочего и в Лиге Наций.

Заслуга бескровного присоединения Эстонии к СССР в 1940-м году - частично и его заслуга: будучи вновь главнокомандующим эстонской армии с 1934 года, он не только не отдавал приказа о сопротивлении входу советских войск на территорию страны, но вел переговоры с советским командованием о размещении здесь советских гарнизонов.

Заслугу не учли: Лайдонера вместе с женой тем же летом 1940 года депортировали из Эстонии в Пензу, а через год, в 1941-м, 57-летнего эстонского генерала арестовали и до конца жизни так и не выпустили из советской тюрьмы. Пережив Сталина на восемь дней и проведя в заключении 12 лет, Лайдонер умер в помещении печально известного Владимирского централа в возрасте 69 лет, 13 марта 1953 года, где и захоронен в неизвестной могиле.

Сейчас вокруг памятника генералу хорошо. Уютно, много зелени, с одной стороны - стены древнего Феллина, с другой - амфитеатр местного Певческого поля, площадку перед сценой на котором разрисовывают дети.

43

Обойдя Певческое поле, выходим с территории замка и направляемся в сторону набережной.
К самому озеру решили не спускаться - поджимало время, надо было ехать дальше, а вокруг спуска прогулялись.
Вильянди хорош и в этой своей части. Все время удивляет, как весь - весь!.. - город можно содержать в такой чистоте и такой аккуратности.

25

Удивляет именно то, как городу удается выглядеть так уютно, не используя для этого никаких особых способов и средств. Те же старые - не столь старинные, сколько именно старые - дома. Как у нас, как в Латвии, как в Беларуси. Но вот здесь умудряются придать городу привлекательный внешний вид - чем? Своевременностью ремонтов, бережным отношением, уходом?.. Наверно, всем сразу, и ещё - хорошим, добрым отношением к месту, где живут...

24

В Вильянди мы не заметили новых построек. Здесь мало нового - здесь больше бросается в глаза отношение к старому. Есть и постройки, ремонт которым не помешал бы - например, дошли до здания, кажется, бывшей лодочной станции. Не такое уж дряхлое по возрасту (скорее всего, конец 19-го - начало 20-го века?..) - оно явно нуждается в капитальном ремонте. Но даже оно не выглядит трущобно почему-то...

28

А местную водокачку (не знаю, используется сейчас по назначению, или нет) - и вовсе превратили в украшение городского пейзажа с помощью совсем уж нехитрого сочетания простых цветов. И - как вписалось сооружение в общую картину...

23

А там, где ремонта своевременно провести всё же не удаётся - приходит на помощь креатив и юмор.
Дошли до дома, фасад и боковые стены которого словно бы потрескались. Казалось, дом сейчас рассыплется от малейшего толчка. Подойдя поближе, присмотрелись: трещины - нарисованные!.. Присмотревшись внимательнее поняли: не все!.. Есть трещины реальные, но их мало, а рисунком они продлены на всю стену. Словно бы напоминание: зданию нужен ремонт, не начнем вовремя - рухнет!..

29

Художественные традиции в Вильянди сильны - город известен сразу двумя мастерами живописи. Здесь жил и работал один из эстонских художников-наивистов Пауль Кондас (1900 - 1985), деятельность которого выходила далеко за рамки живописи. Будучи местным учителем, он пропагандировал искусство среди учеников, писал стихи, ставил спектакли, играл на музыкальных инструментах, занимался фотографией. В память о нем в Вильянди создана постоянно действующая выставка его работ, самая известная из которых - "Поедатели клубники". Творчество этого разностороннего человека город увековечил на своих улицах необычно: по городу установлены (и украшают его яркими точками) восемь ягод с самой известной его картины.

1

Местным уроженцем (Вастемыйза под Вильянди) является и основоположник эстонской живописи Йохан Кёлер. Родившийся в 1826-м году, живший и учившийся здесь, он окончил Петербургскую Академию Художеств, учился, много путешествовал и работал в Европе, стал доцентом , затем профессором Академии Художеств, создавал росписи храмов, был учителем рисования дочери российского императора Александра Второго. Как и многие представители эстонской интеллигенции, был сторонником эстонского национального движения, председателем эстонского литературного союза. Умер в Санкт-Петербурге в 1899-м году.

30

А совсем недалеко от памятника Кёлеру стоит ещё один памятник - точнее даже, композиция. Расположенная безо всякого пафоса, у торца жилого дома, композиция креативна и добродушна. Если не знать, что за история скрывается за ней.
Это памятник мэру города времен Первой Республики - Аугусту Марамаа.

27

Марамаа был мэром Вильянди почти весь период первой Независимости Эстонии (1919 - 1921, 1927 - 1938). Считается одним из самых успешных руководителей городского хозяйства за всю его историю. Именно с его деятельностью связано превращение Вильянди из захолустного местечка в уютный, чистый, благоустроенный европейский городок - каким можно увидеть его теперь. Городок быстро стал благоприятным местом и для ведения бизнеса: при Марамаа появился даже небольшой машиностроительный завод, в числе прочего пробовавший выпускать даже самолёты местной конструкции (!..). Всего было выпущено два самолёта и четыре планера; производство авиатехники было прекращено после гибели в авиакатастрофе главного конструктора Эрнста Лемма, а завод - в новых помещениях - существует и сейчас, занимаясь производством гидроцилиндров...
Приведя город в порядок, Марамаа стал первым, кто начал развивать здесь туризм - мэр лично составлял путеводители по здешним местам. Имея скудный бюджет, мэр проявлял креатив и выдумку: чтобы купить рояль для местного театра, он обложил налогом (который платил и сам) местных владельцев собак - что и отмечено в композиции.
Конечно, такой сатрап и душитель трудового народа не мог уцелеть при советской власти. Не покинув город, он остался здесь и при присоединении Эстонии к СССР, соответственно - был арестован советскими органами за антисоветскую деятельность, получил срок в девять лет и умер где-то в лагерях Кировской области в 1941 году.

...Когда говорят и пишут у нас в прессе, в соц.сетях, - мол, эстонцы (прибалты) терпеть не могут русских (хотя это неправда и чушь собачья) - всё чаще задумываешься: а было бы это правдой - зная биографии Лайдонера, Марамаа и многих других, разве у них мало оснований для такой нелюбви?..

...Даже небольшой Вильянди за полдня обойти не получилось. Часть достопримечательностей осталась не охваченными: не зашли ни в один музей, не дошли до памятника Карлу Якобсону, обошли только небольшую часть Старого города, не прошлись по набережной...

31

Но времени оставалось немного - день уже склонялся к вечеру, а впереди ещё было почти сто километров до места следующего ночлега.
Перед отъездом из Вильянди хотелось где-нибудь перекусить. Но, гуляя по центру, везде видели то же самое, что и в Выру: кафе и пиццерии, которых здесь было не так мало - все как одна были закрыты по случаю праздника. Традиция, что ли, такая - в праздник обедать только дома?.. Зашли в оба расположенных в центре гипермаркета - но даже там (!..) не обнаружили ни единого открытого кафе, а "Старбакс", на который набрели, предлагал только напитки и выпечку. Не обнаружили буфета даже на автостанции!.. - а аппетит, между тем, нагуляли нешуточный.
Ограничились тем, что накупили всё же готовой еды в супермаркете, и выехали из города по направлению к Пярну.

По дороге заехали в небольшой городок Килинг-Нымме, расположенный в полукилометре от шоссе Вильянди - Пярну, но открытых кафе не обнаружили и там. Ясно было, что выпить хорошего эстонского кофе сейчас не судьба - зато на трассе довольно скоро нашли место отдыха - со стоянкой и небольшим навесом со столом и скамейками, где удалось-таки перекусить.

Проехав немного дальше в сторону Пярну, сворачиваем на местную дорогу налево - в сторону городка Хяэдеместе.
Названия кажутся сказочными - знакомы по творчеству Юхана Смуула, по книгам которого, будучи ещё школьником, открывал для себя понимание Эстонии. Проезжаем ещё километров 20, пересекаем трассу Рига - Таллинн, проезжаем по самому краю городка - и сворачиваем налево, на прибрежное шоссе Пярну - Икла.
Здесь уже начинаются курортные места. Дорога здесь хорошая, без ям и выбоин, но тряская - лучше не разгоняться... Мимо проплывают указатели на базы отдыха, а ещё немного, и сквозь сосны справа начинает проблёскивать водная гладь до горизонта.
Море!..

1

Продолжение следует...
Tags: путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments